[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Битва за Кавказ » ДНЕВНИКИ КАВКАЗСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ » ИЮНЬ 2013
ИЮНЬ 2013
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 20:33 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
ИЮНЬ 2013г.
     Долго тянулось зимнее безвременье, ох, долго. И вот, наконец, наступил момент, о котором мечталось все это время. Все определено с поездкой. Мы идем закупаться в магазин. «Вынос» магазина происходит по давно определенной схеме. Состав продуктов, раскладка блюд и их очередность давно "откатаны" в предыдущих экспедициях и меняются только исходя из состава участников и длительности мероприятия.
     В этот раз нас трое. Мои спутники - два Сергея и оба Владимировичи. Впору загадывать желание. Один из них, самый молодой в нашей компании, уже знакомый читателю, мой товарищ по июньской экспедиции прошлого года. Молодой он, конечно, условно. В этом году ему стукнет «полтинник». Он по-прежнему в отличной форме.
     Чтобы читатель как-то различал наших Сергеев, назовем его Борода. Без бороды его трудно представить. Очевидно, она поселилась на нем в старые геологические времена его молодости, да так и прижилась до нынешних времен. За прошедший год  Сергей так и не стал фанатом военной археологии, просто он часто составляет мне компанию в выездах.
     Что касается второго Сергея Владимировича, то он самый старший из нас. Назовем его Седой. Он живет в другом городе и уже ходил со мной в горы три года назад. Тогда механизм и тактика наших экспедиций только отлаживались и лишения, перенесенные нами в тот раз, очевидно, надолго отбили у него охоту от подобных мероприятий. Но все это время он живо интересовался моими поездками и находками. Время лечит и лечит избирательно. После подобных походных мучений в душе и воспоминаниях остается все же самое светлое, а тяготы и лишения отходят на второй план. Не мной замечено, но готов под этим подписаться.
     И вот Седой решился. В его размеренной и давно устоявшейся городской жизни этот порыв сродни броску на амбразуру. В 57, когда многие сверстники уже махнули рукой на все и из всех походов предпочитают походы за пивом или по поликлиникам, участие в нашем мероприятии - это действительно поступок, за который можно себя уважать.
     В этом году мы выдвигаемся на пару недель раньше, чем обычно. Штука в том, чтобы поймать момент, когда снег в месте наших поисков сойдет, а трава еще не успеет подняться. Каждый год в одном и том же месте в горах это происходит по-разному в зависимости от погодных условий и  интенсивности таяния снега. Время схода снега может смещаться на 1-3 недели, но мы надеемся попасть в нужное место в нужное время. Мы едем искать "пропавшую роту", как местные именуют сгинувший взвод, ушедший в тыл к немцам. Ноябрьский спринт в горы не был успешным в смысле каких-то интересных находок, но он позволил максимально конкретно определить зону поиска и именно на этот участок будут направлены наши основные усилия. Все остальное будем корректировать по месту. На все - про все две недели с дорогой туда - обратно. Мы слишком долго ждали этого момента и это первая из двух экспедиций, запланированных на этот сезон. Вто-рая, надеюсь, состоится в конце лета на других высотах, когда сойдет снег на ледниках.



     Когда мы обычно забрасываемся в горы, основное таяние снегов уже проходит и горные дороги становятся похожими на дороги. В этот раз все по-другому. К бурному паводку перед нашим приездом добавились несколько дней дождей и на многих участках, особенно около бродов, дорога просто перестала существовать, превратившись в наносы камней и бревен. 
     В одном месте русло пришлось просто забрасывать камнями, таская их по колено в потоке воды. Иначе проехать не было никакой возможности. Все бы ничего, но на другом берегу стоял уазик с целым семейством, включавшим троих мужиков, двоих женщин и старого деда. Они ехали из верхнего села вниз, в город, но остановились на берегу потока и уже немалое время стояли на берегу, видимо, осмысливая ситуацию. Соваться в поток они не рискнули. И тут на другом берегу обозначились мы. Возвращаться или ждать, когда спадет вода в наши планы никак не входило. Мы подкатили штаны и принялись ворочать камни в реке, выкладывая съезд и выезд в русло реки. Мужики на той стороне не сделали ни малейшей попытки присоединиться к нам. Они все так же стояли на берегу и смотрели, как мы работаем. Это ведь так приятно – смотреть, как работают другие. Хоть и не без труда, но наш опытный водитель перемахнул речку и машина выбралась на другой берег. Местное население набожно и от одной из женщин семейства мы услышали, что нас им послал Господь. Семейство дружно забралось в свою машину, захлопали дверцы  и она рванула через наведенную переправу. Перебрались они через реку благополучно, но вот беда: они так хотели на другую сторону, что впопыхах, когда садились в свою машину, оставили деда. Он так и остался стоять на берегу и беспомощно смотрел своими старческими глазами на уже переехавшую речку машину с родней. Обнаружившее пропажу семейство снова высыпало из машины на другом берегу и, вероятно, устроило совещание. За шумом реки было не разобрать. Но возвращаться за дедом их водителю явно не хотелось. Ситуация выглядела трагикомически. И здесь наш товарищ и по совместительству водитель, ни слова не говоря, посадил деда на спину и понес его через реку. Наверное, на той стороне, когда он передавал деда родне, он снова услышал что-нибудь о благословении господнем. Впрочем, он совершенно не нуждался в благодарности, просто такой это человек, наш товарищ. Если может помочь, всегда поможет без всякого расчета на благодарность. Так он устроен и таковы его взгляды на жизнь.



     До крайней точки добрались без особых приключений. Вечером все как обычно - распределение грузов, проверка снаряжения, ужин, отбой.
     С утра начинаем подъем вверх. В этот приезд удалось договориться, чтобы основной груз до нашего базового лагеря нам забросили на лошадях. Мы же поднимаемся налегке, попутно прозванивая интересные места. В этот раз, кроме обычного 250-го Гаррета, мы поднимаем еще и более чувствительный металлодетектор, именуемый в поисковой среде «Теркой». Аппарат непозволительно тяжелый для гор, но с другими возможностями и с его помощью мы хотим посмотреть несколько интересных мест. В одном из лесных окопов у тропы Терка выдала сигнал, перешедший по мере заглубления просто в колокольный звон. С 70 см глубины извлекаем четыре прекрасно сохранившихся 82мм советских мины. У одной на перьях даже сохранилась зеленая краска. Нам такое счастье без надобности и «летухи» уходят обратно в яму. 



     Вообще в таких случаях, пока искомое не извлечено на свет белый, воображение рисует разные картины и в этом, наверное, и заключается азарт копательства или, если хотите, раскопок. Опытный рыбак даже по поклевке может достаточно уверенно определить, какая рыба покушается на приманку. Здесь же азарт не отпускает до последней секунды – ты так и не знаешь, какой предмет находится под землей. 
     По моим прикидкам, в военной археологии процентов 90-95 находок – это хлам войны, который за ненадобностью был выброшен еще тогда: консервные банки, какие-то принадлежности амуниции, как правило, вышедшие из строя, части патронных цинков, остатки обуви, поломанные саперные лопатки, покореженные части вьючных седел. Нередки разного рода боеприпасы, которые в горах откровенно выбрасывали как наши бойцы, так и немцы при смене позиций или просто при перемещении. Встречаются какие-то обрывки ремней и ремешков, части подсумков, противогазных масок или шлангов, но при этом «ассортимент» находок удручающе однообразен, что связано, прежде всего, с тем, что ничего лишнего из вооружения и амуниции в горы не тащили. К самым интересным находкам я бы отнес, пожалуй, найденные как-то в  окопе – лежке остатки солдатского «сидора» с полным комплектом винтовочных патронов россыпью и двумя прекрасно сохранившимися эмалированными кружками. Патроны ладно, но вот кружки солдат без крайней нужды никак не бросил бы. Что-то сорвало солдата из окопа, и в него он больше не вернулся. Еще попалась как-то прекрасно сохранившаяся  солдатская каска, в краске и несколько необычной для советских касок формы. Какая-то продолговатая. И тоже в окопе. Котелки солдатские попадались пару раз, но сделаны они были из тонкого железа и проржавели изрядно. Самыми, наверное, интересными и желанными предметами, которые попадаются иногда на местах боев, являются штыки. Но это дело случая и немалого везения. Один мой товарищ очень хотел найти иранский штык  к маузеру в ножнах. Без ножен находил и не раз, но клинки таких штыков, как правило, сильно поедены ржавчиной. 
На деревьях, как и прежде, попадаются вести из 42 года.



     Если же штык лежал в земле в ножнах, то это очень увеличивает шансы на его приличную сохранность. Ножны иранских штыков делались из более толстого металла, нежели ножны немецких штыков. И сами ножны и штыки в таких ножнах сохраняются в горах, как правило, неплохо, особенно, если ножны расположены по склону выше, а рукоятка штыка ниже. В таком случае вода все семьдесят лет не затекала в ножны и клинок штыка сохраняется в очень хорошем состоянии. Такую находку как штык можно без опасений забрать с собой, не опасаясь конфликтов с правоохранительными органами.
     На перекусе уже выше леса вместо заварки в котелок идут листья и неспелые плоды черники. Чай насыщенный, чуть горьковатый, но обострения зрения до орлиного не наблюдаем. Наверное, устали.



 

Прикрепления: 2764872.jpg(214.8 Kb) · 8174170.jpg(300.9 Kb) · 2375351.jpg(330.1 Kb) · 0251974.jpg(307.0 Kb) · 8707506.jpg(391.2 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 21:59 | Сообщение # 2
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Остаток дня уходит на обустройство базового лагеря и приготовление ужина.     На следующий день выходим на работу рано, по утреннему холодку. Облачность на небе жаркого дня не обещает. Сегодня мы идем просматривать место, которое  вовремя нашего фактически однодневного рейда в горы в прошедшем ноябре определили как место наиболее вероятного выхода пропавшей роты из долины реки в тыл немецких позиций.



До места поиска добираемся быстро и начинаем спускаться по большой поляне вниз к опушке леса. Сейчас растительность на поляне только-только пробивается, но через неделю - две здесь будет лес из папоротников. Мы очень хорошо угадали время появления здесь.
Первый сигнал своей Теркой словил Седой, спускавшийся по краю поляны вдоль небольшого лесного клина. Подкова.  Потом гильзы от наших (иранских) Маузеров. Потом и у меня посреди поляны пошел наш настрел, какие-то
железки непонятного происхождения. Еще подкова, маузеровский затвор с прямой рукояткой. Сохран находок ужасающий. С таким в горах я еще не встречался. Железо в хлам, даже латунные гильзы разложились наполовину, оставшись целыми только ближе к донцам, где их металл потолще. В папоротниках мочары и, очевидно, очень высокая
кислотность почвы.
Находится немецкая переноска для мин-восьмидесяток. Немцев здесь не было, они сидели гораздо выше на хребте.
Значит, наши на вьюках затащили сюда 82 мм миномет. Для мин использовали немецкие переноски. Лошадь тоже попала под раздачу. После выхода из леса наши попали под огонь сверху и стали разворачиваться на поляне. Положение
незавидное. Все как на ладони, стрелять приходилось вверх под углом под 45 градусов. Но никаких останков, никакой амуниции или оружия, никаких следов катастрофы.



Перемещаемся на соседнюю поляну, отделенную от первой полоской леса шириной метров 30-40. Внизу поляны на выходе из леса масса разбросанных остатков маузеровских патронов - иранцев. В общей сложности несколько сотен. Пули отсутствуют, дульца гильз эллипсные, капсюли целые. Кто-то выкачивал пули и потрошил патроны. В верхней части поляны среди нашего настрела находим советскую поломанную саперную лопатку, ножны от штыка -
иранца, РГД без ручки, еще какой-то хлам и что уж совсем неожиданно - пару больших немецких стреляных латунных гильз от 20 мм. скорострельного автоматического орудия, именуемого у немцев флаком. Еще пара маузеровских и
пара трешных тыльников (металлических накладок) от прикладов. В кустах обнаружились пара бесформенных железок, бывших когда-то котелками РККА, и остатки нашей каски. И это все.



Расширяем зону поисков на соседние склоны. Пусто. Подбиваем. Очевидно, останки погибших и амуниция были собраны нашими после того, как немцев подвинули с хребта. То, что оставалось, после войны домародерили местные. Об этом свидетельствует большое количество разряженных патронов и тыльники от прикладов винтовок. На этом в истории с «пропавшей ротой» можно ставить точку. Хорошо хоть место нашли быстро, потратив всего один день драгоценного экспедиционного времени.
Увиденное нами с противоположного хребта в прошедшем ноябре вероятное место выхода нашего подразделения из ущелья действительно оказалось таковым. И этому можно было бы только порадоваться, но осмотр места не приблизил нас к разгадке тайны «пропавшей роты», кроме понимания того, что основные события с погибшим
взводом происходили все же именно здесь.


Зарядивший после полудня дождь становился все сильней и на базу мы поднялись к вечеру изрядно вымокшие.     Последующие дни были наполнены поисками в уже известных нам местах. Можно назвать это зачисткой, поскольку мы
действительно зачищали места, до которых в прошлые поездки по каким-то причинам не дошли руки. К таким местам можно отнести, в том числе, и осмотр крутых скально - травяных кулуаров, куда без веревок соваться достаточно рискованно и это внушало некоторую надежду на то, что там может быть нечто, до чего у многих, побывавших здесь за многие годы после войны, не дошли ни руки, ни ноги.

Экспедиционная жизнь шла день за днем по когда-то уже заведенному порядку: умывание в реке (там же и стирка и баня), завтрак, выход на работу. После того, как в один из дней оставленные для просушки на камнях у реки выстиранные вещи промыл хороший дождь, стали брать выстиранные вещи с собой на работу. Разложил их на камнях или развесил на кустах и занимаешься своим делом. Чуть только дождь - в пакет их и в рюкзак. Дожди выпадали с завидной регулярностью, но почему-то в этот раз как в тропиках - в основном после обеда. До обеда везло - удавалось и ходить по сухому, и вещи подсушивать. За все время случилось четыре дня вовсе без дождей.

Прикрепления: 5365339.jpg(396.6 Kb) · 8367543.jpg(385.8 Kb) · 8131186.jpg(434.9 Kb) · 0861017.jpg(174.3 Kb) · 2681222.jpg(351.8 Kb)


Хожалый

Сообщение отредактировал trek16 - Среда, 13.04.2022, 22:07
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 22:13 | Сообщение # 3
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн








Прикрепления: 0334558.jpg(435.5 Kb) · 5799967.jpg(324.5 Kb) · 3857603.jpg(218.6 Kb) · 8871776.jpg(252.3 Kb) · 0664075.jpg(269.9 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 22:23 | Сообщение # 4
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн


      У каждого из нас в поиске были свои предпочтения. Борода, к примеру, очень хотел найти длинный штык к иранскому Маузеру в хорошем сохране - орудие насколько внушительное, настолько и бес-полезное не то что по жизни, а и для применения по боевому назначению - разве что на стенку повесить. В один из дней после лазания по кулуарам они с Седым решили поискать в наших окопах на самом верху леса. Лесом это буреломное криволесье на крутом склоне назвать сложно, но там в ямах - лежках в сентябре 42го сидел целый полк, который никак не мог сбить егерей с хребта. Это место было у нас вроде полигона. Когда надоедали спуски-подъемы и исследования «по площадям», там всегда была возможность копнуть что-нибудь для подъема морального духа. Этот полигон мы начали обследовать года три назад и уже, кажется, проутюжили его вдоль и поперек, но он продолжал выдавать все новые интересные сюрпризы.
     Итак, мужики подались в лес искать копательского фарта, а мне лазить по кустам было ну очень не в радость. Все бы ничего, но к очень реальному риску повесить в этих кустах глаз на ветку, добавлялись тучи гнуса, который облюбовал в это время самую границу леса и при касании веток просто сыпался сверху, как порошок.
     Я решил просмотреть нейтралку - место между лесом и егерскими позициями. Это был крутой травяной склон с редкими кустами под высотой, на которой сидели немцы. Они оборудовали там несколько пулеметных точек и контролировали все подступы к высоте, не давая нашим высунуться из леса. Из-за высоты они методично обстреливали наши позиции в лесу из 81 мм. минометов. Меня давно интересовало это место - его обследование могло дать очень весомую информацию относительно происходивших здесь событий, поскольку высота с немецкими позициями целую неделю была объектом неоднократных попыток штурма.
    Я не торопясь перемещался поперек этого крутого склона между зарослями на выходе из леса и немецкими позициями на высоте. Работа металлоискателем не давала никаких результатов. Здесь не было стреляных гильз и это могло обозначать только одно: с этого направления позиции на вершине наши не атаковали.
 


И вдруг на проплешине среди травы мой взгляд остановился на маузеровских патронах какого-то ядовито - купоросного цвета. Такой цвет окисла латуни до этого не попадался.
     Рядом из земли торчала подметка. Ниже метрах в трех по склону на земле лежал кусок челюсти и пара зубов рядом. Если бы это было в траве, то я вряд ли заметил бы все это, но грунт в этом месте на склоне был разрушен эрозией, склон, очевидно, сползал, трава здесь почти не росла и все лежащее на поверхности просматривалось хорошо.



     Стал осторожно счищать землю рядом с патронами. Постепенно выкопался полный боекомплект бойца - около 50 патронов, кости ребер, рубашка от РГД, остатки ремней, совершенно ржавый столовый нож. Медальона не было. Не было и позвонков и костей черепа. Среди ребер торчал длинный массивный осколок сантиметров 15 длиной. Еще штук пять осколков оказалось в грунте ниже ребер и среди них ржавый взрыватель. Все было, как нередко случалось на той войне: боец погиб от прямого попадания своего же, скорее всего, 107 мм. минометного снаряда. Снизу из леса немцев обстреливали наши  минометчики с закрытых позиций. Как наш боец оказался под своим огнем теперь трудно сказать. То ли наши пытались организовать атаку, а связи не было, то ли часы не сверили и не успели убрать бойцов из-под своего огня, то ли кого-то из наших наблюдателей накрыло. 





Прикрепления: 0528311.jpg(282.4 Kb) · 0172567.jpg(432.8 Kb) · 9196802.jpg(384.9 Kb) · 1887074.jpg(431.9 Kb) · 3125464.jpg(442.1 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 22:38 | Сообщение # 5
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Вспомнился Твардовский: "Я не слышал разрыва, я не видел той вспышки - словно в пропасть с обрыва и ни дна, ни покрышки…" Меня буквально смыл со склона начавшийся дождь и дальнейшие раскопки пришлось отложить.
У парней нашелся ломаный штык-иранец, еще один целый, но без ножен и с «пилой» лезвия, пара трешных штыков, причем один царский еще, с хомутом для крепления штыка, несколько магазинов к пулемету ZB, лента с патронами для MG, ну и всякая мелочь.
     На снимке сборная солянка за несколько дней.



     В этот вечер к нам поднялся наш товарищ Андрей с сыном семнадцати лет. Поехать на весь срок он не смог и приехал на несколько дней составить нам компанию. Сын Андрея - парень спортивный (много лет занимался танцами), но, видимо, к горам надо было приучать раньше. Весь вид парня говорил о том, что ему здесь невмоготу. С девчонками, тусовками и клубами здесь было никак, а все остальное его, очевидно, не интересовало и даже две тарелки борща с тушенкой, сваренного Седым, не смогли поднять его настроение. "Спасибо" от парня наш шеф-повар так и не дождался, а, может, просто нынешней молодежи такие слова неведомы?
     Зато Андрей оторвался по полной. Прошлый сезон в горах он пропустил и в этот раз носился по полигону вверх - вниз, как угорелый. И не зря. Нашел «раняху» - немецкий знак за ранение в очень приличном состоянии, хотя и без иглы. Причем выкопал в нашем окопе. Кто-то из наших солдат снял «сувенир» с егеря, а потом бросил за ненадобностью. Состояние знака свидетельствует о том, что его бывшему хозяину пришлось изрядное количество времени провести в положении лежа.



      К слову сказать, Андрей в этот раз нашел двух верховых наших бойцов. Поскольку он предпочитает заниматься поиском в одиночку, присутствовать при этом не довелось. Одного из них он «зацепил» металлоискателем  в окопчике - лежке на патроны в подсумке. Кости черепа отсутствовали, рядом обнаружился перевязочный индпакет в прорезиненной упаковке. Из сопутствующих предметов  две довоенные монетки по 15 копеек. Очевидно, боец был убит в своем лесном окопе прямым попаданием мины. Насчет того, что и как делать в та-ких случаях, Андрей осведомлен не особо, поэтому усердствовать не стал и прикопал все на место. Второго бойца он обнаружил уже на спуске, когда они с сыном уходили вниз. Тоже на подсумок с патронами, но выше леса в кустах рододендрона на расстоянии каких-то 30-40 метров от немецких окопов. Не добежал, видимо, солдатик до врагов. Раскапывать его Андрей не стал, рассказал об этом, когда мы встретились внизу. По этому погибшему есть немалая вероятность обнаружить медальон. Договорились следующий сезон в горах начать с зачистки этих двоих солдат, а потом похоронить всех троих (и найденного мной тоже) на перевале. Пара хороших ломов с минометных позиций, обнаруженных пару лет назад, ждут своего часа. Даже если не удастся опознать, схороним по-человечески и памятник поставим. Негоже им по ямам - кустам догнивать.
     На следующий день после очередного безрезультатного лазания по кулуарам  решили выкопать немецкий пулеметный окоп на высоте. Он оказался завален камнями и грунтом почти доверху.



     Пара часов выкатывания валунов и кидания грунта и вот оно, дно окопа. Ведро настрела и больше ничего. Никакой сопутки вообще. Копать другие пулеметные точки желания как-то не возникло.
     Подводим итоги. По воспоминаниям ветерана из книги "Тайна Марухского ледника", высоту эту взяли штурмом ценой тяжелых потерь после ожесточенного боя. Но по тому, что показали раскопки и расположение военных артефактов на местности, такая картина не складывалась. Наш настрел на высоте и перед ней не то, чтобы жидкий – скорее, единичный. В скальных кулуарах пусто (а при массовом штурме туда нападало бы и людей и амуниции - это с очевидностью показали наши работы в другом месте в схожих условиях). Полностью отсутствует немецкий минометный настрел на подступах к высоте и на ней, то есть к моменту взятия высоты минометы, долбившие до этого по лесу ниже высоты и стоявшие за высотой, почему-то бездействовали. Опять же, пулеметный окоп явно не впопыхах оставили. Все указывало на то, что егери планово собрались и покинули гору, переместив минометы и оставив на ней единичные заслоны (через не-сколько лет в ходе изучения немецких боевых документов я узнал, что высота после недели обороны была оставлена немцами ввиду неблагоприятно складывающейся для них обстановки).
     После полудня пошли с Бородой дорабатывать останки бойца. Когда попадаешь на такое, есть понимание, что все остальные дела и интересы нужно отодвинуть на задний план. Это была человеческая жизнь и человеческая судьба, это был солдат, который не вернулся и которого, уверен, по сей день вспоминает близкая и дальняя уже родня. И перед этим меркнет сиюминутная наша суета. Он уже отдал все, что был должен и даже больше. Теперь должны мы.
      Я был рад тому, что по этому поводу у нас не возникало разногласий. Наверное, интереснее для Сергея было бы лазить по окопам и искать свой штык, но собрался, ни слова не говоря, и пошел заниматься нелегким и печальным  мужским делом.
     Зачистили ноги, которые располагались под прямым углом к останкам туловища. Затем начали снимать и перебирать слой грунта ниже по склону от того места, где была челюсть, и так продвигались вверх по склону к основным останкам.     
     Пошел дождь, а мы все перебирали и перебирали комья грунта, превратившегося в грязь. Время остановилось. Была только вода, падающая с неба, и грязь, грязь, грязь. Так продолжалось долго. Мы очень хотели найти медальон, но не случилось. Возможно, медальон забрали санитары, которые просто прикопали то, что осталось от человека после попадания пары килограмм тротила. А может, его просто вынесло взрывом или вовсе не было? Выкопали яму, сложили в нее останки, прикопали и сверху обложили камнями. Сверху сложили патроны из боекомплекта, осколки и всю сопутку. В поисковой терминологии это называется «сделать времянку» - временное захоронение. Мы еще вернемся сюда за этим бойцом.



Прикрепления: 7754660.jpg(360.0 Kb) · 8893236.jpg(283.9 Kb) · 1877874.jpg(464.3 Kb) · 6727551.jpg(288.8 Kb) · 5122771.jpg(339.6 Kb)


Хожалый

Сообщение отредактировал trek16 - Среда, 13.04.2022, 22:43
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 22:56 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Погода не баловала. Иногда над горами прямо с утра зависали тучи и начинал сеять дождь. Но наша жизнь шла своим чередом без скидок на атмосферные происки. А иногда проглядывало солнце и все вокруг преображалось и тянулось к нему, как эти очень нечастые розовые рододендроны.





     Поиски иранского штыка постепенно превратились у Бороды в идею - фикс. В один из дней парни уговорили меня опять «пошер-стить» полигон. Я с трудом преодолел свое стойкое убеждение в том, что там уже ничего интересного быть не может и лазание по криволесью, кишащему гнусом, ничем хорошим закончиться не может. Ну и пошли. Разбросанные патроны в обоймах и россыпью, РГД-33, обломки штыков, консервные банки и прочий военный хлам - там все это в ассортименте. Встречаются совсем уникальные по сохранности предметы, такие, например, как эта граната. Не верится, что она пролежала в земле больше 70 лет.



     Нередко попадаются наши разбитые каски. Я не знаю где и из какого металла их делали, но за все время поисков в этих местах я нашел только одну целую нашу каску, причем в краске. И десятка полтора просто разбитых на куски. Сначала я не понимал, почему на площади метр - полтора раскиданы куски каски. Взрывом их раскидало бы гораздо дальше. Когда в разных местах счет таких разбитых ка-сок стал подходить к десятку, я, наконец, понял. Бойцы просто разбивали камнями каски, чтобы не таскать по горам это тяжелое и абсолютно бесполезное железо. Разбитую каску можно и старшине предъявить спокойно. Металл наших касок (которыми снабжалась эта часть) был очень хрупким и каска при хорошем ударе распадалась на 6-10 кусков. Другого объяснения массовой казни стальных головных уборов я так и не смог найти.
     Маркировка на внутренней поверхности одного из кусков каски.



     Решили в один из дней с Бородой пройти по каньону, из которого заходила к немцам в тыл «пропавшая рота» и подняться наверх по их пути. Седой остался на хозяйстве сготовить что-нибудь вкусненькое к нашему приходу.
     Спуск из верхней части долины в каньон особых затруднений не вызвал, но в самом каньоне начались непролазные дебри, чередующиеся с красивыми полянами и скальными участками. Реку пришлось неоднократно переходить вброд. Как здесь наши бойцы смогли протащить лошадь с минометом для меня осталось загадкой. Природа здесь оказалась настолько девственной, что мы не раз останавливались, пораженные ее нетронутой человеческими руками красотой.                Так уж повелось нынче в России - природа отвечает за все мерзости человеческого бытия и главным образом за разруху, которая с каждым годом все больше поселяется в человеческих головах. И конца этой творящейся на наших глазах деградации рода человеческого что-то не видно. Уже выросло целое поколение, а, может, уже и не одно,    которое считает нормальным бросить свой мусор там же, где пили - гуляли на природе. Самое печальное, что этому учат и своих детей.



Прикрепления: 2640227.jpg(159.8 Kb) · 5064565.jpg(370.9 Kb) · 3308539.jpg(262.9 Kb) · 4033191.jpg(168.0 Kb) · 7788424.jpg(204.2 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:04 | Сообщение # 7
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн


     Поднялись по очень крутой едва видной тропке, пробитой копыта-ми диких животных и вышли в аккурат на ту самую полянку, которую обследовали в самый первый день. Результаты поисков лишь подтвердили сделанные выводы: еще одна переноска для мин, наши патроны и гильзы на выходе из леса и найденный в кустах прилив к К98.



     В каждой экспедиции в конце-концов наступает ожидаемый и немного грустный  день, когда нужно уходить вниз. Сложены палатки,  собраны рюкзаки. Вот и об этих таких насыщенных поисками, ожиданиями и впечатлениями днях можно уже говорить в прошедшем времени. Любой праздник когда-то подходит к концу. Перед выходом решили сфотографироваться. 



     Борода все же нашел свой штык - иранец. Причем, без всякого металлоискателя. Когда уже спускались вниз, отошли в сторону к группе могил в лесу. Недалеко от них назвонилась советская каска - халхин-голка (впервые в этих местах), тоже разбитая на части. Ну а штык в ножнах просто торчал из старого трухлявого пня рядом с могилами. Видимо, сунули, когда хоронили убиенных бойцов. Не первый уже раз около захоронений. Ничего так штык оказался, даже деревянные щечки рукоятки почти целые. 

     По плану мы должны были спуститься в долину - отдохнуть, слегка отъесться, ну и порыбачить. Насчет порыбачить - все были «за», кроме рыбы. Она о наших планах не знала и ловиться категорически не собиралась. За день едва вымучили пару форелей. Видимо, корма у нее хватало без наших блесен - воблеров. Зато получилось отоспаться и помыться в реке.



   
Прикрепления: 9866584.jpg(306.5 Kb) · 1860130.jpg(370.8 Kb) · 8209158.jpg(289.0 Kb) · 7218454.jpg(487.8 Kb) · 8945453.jpg(292.5 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:13 | Сообщение # 8
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Пару дней в нашем распоряжении еще было. Оставалось придумать, чем их занять. И тут Борода предложил: "А что, если ...".  И я тут же ответил: "Давай!". Конечно же, мы оба, не сговариваясь, имели в виду одно и то же: тот хребет, на который мы делали разведочный выход год назад. Тогда наш выход закончился ничем. Мы потратили большую часть светового дня, пробуриваясь через бурелом на хребте, и были вынуждены безрезультатно ретироваться. А сейчас времени у нас было побольше и это был шанс. Договорились выходить вдвоем на следующий день. Седой оставался внизу с обязательством накулинарить что-нибудь к нашему приходу. Честно говоря, мы уже порядком поизносились по горам во все предыдущие дни. Поизносились чисто физически и порядком подустали. Поэтому желание Седого остаться внизу и отдохнуть эти пару дней было встречено с большим пониманием (и, чего уж греха таить, с некоторой завистью). 
     Итак, нас было двое, у нас было два дня, максимум желания, но минимум физических сил. Мы шли наверх налегке, даже без сменной одежды, с минимальным количеством еды. Экономили на всем, лишь бы снизить вес рюкзаков. Подъем предстоял тяжелый, напрямую вверх по очень крутым скалистым склонам через дикий закоряженный лес без всяких послаблений в виде тропинок или редколесья. При этом мы совершенно не были уверены в наличии наверху воды. Надежда была на еще не стаявшие снежники, которые могли быть на хребте.
     С утра выход. Седой проводил нас немного, махнул на прощанье рукой и скрылся за поворотом тропы. А дальше то, что было в прошлом году и через что предстояло пройти: вверх, вверх и вверх - где на своих двоих, а где и на всех четырех - такова крутизна склонов. Подробности опускаю. Подъем практически ничем не отличался от наших прошлогодних мучений. В этот раз нашей целью было небольшое озеро на обратном от нас склоне хребта метров на двести по вер-тикали ниже его. Я полагал, что подразделение РККА, оседлавшее хребет, могло оборудовать возле этого единственного источника питьевой воды на хребте свой лагерь. В прошлом году мы смогли в разрывах туч увидеть сверху это озеро.



     В итоге мы вышли на хребет напротив озера часам к пяти вечера совершенно ушатанные и, немного сбросив высоту в сторону озера, нашли более - менее ровную площадку, пригодную для установки палатки. На озеро вниз пошел только Сергей, прихватив котелок для воды. Я же был в таком состоянии, что перемещаться по вертикали уже не мог. Мне оставалось только отслеживать все движения Сергея сверху. Мало ли что.
     Вернувшийся с пустым котелком Сергей рассказал, что озеро представляет собой большой совершенно заиленный непроточный водоем, существующий за счет талой воды со снежников, брать воду из которого просто опасно. Каких - либо следов стоянок на его берегах он не обнаружил.



     Проблему с водой решили просто: сходили на ближайший снежник и натолкали снега в котелок и большой полиэтиленовый пакет с ручками. К вечеру ощутимо похолодало и была уверенность, что до завтрака снег в пакете долежит, что в итоге и случилось. За остаток дня оборудовали лагерь, поужинали и накипятили воды, разлив ее по флягам. Завтра нам предстояло ходить по совершенно безводному хребту.
     Угасающий день подарил нам прекрасные картины заката и потрясающий вид на противоположный хребет внизу которого в долине уже была ночь, а вершины еще освещались последними лучами заходящего солнца.
     Я люблю эти очень нечастые минуты наедине с горами, особенно в вечернее время, когда уходящий день пытается задержаться последними отблесками света за вершины гор. В эти очень короткие минуты, сидя где-нибудь на хребте или на леднике, я люблю просто смотреть на уходящие вдаль хребты, еще освещенные солнцем и на темные долины, в которые уже заходит ночь. Когда-то, сотни тысяч лет назад вздыбилась земная твердь, да так и застыла гигантскими каменными морщинами на земной поверхности. Текла внизу жизнь, сменялись поколения, проходили века, а эти каменные исполины так и стояли, подпирая небо своими вершинами, как и многие тысячи лет назад. Время просто остановилось здесь и вершина на хребте напротив, на которую я смотрю, выглядит так же, как и сотни лет назад, когда на нее смотрел охотник, отважившийся подняться сюда с луком и стрелами.
    Странные чувства охватывают в эти минуты. В такие мгновения очень остро ощущаешь бренность нашего бытия и всю суетность и тщету нашей жизни, проистекающей где-то там, далеко внизу. Уйдем мы, уйдут наши дети и еще многие поколения за ними, а эти горы будут стоять, как и стояли, раздвигая бесконечно несущиеся над землей облака. В такие минуты ты почти физически ощущаешь, как прикасаешься к Вечности. Нечто похожее возможно ощутить разве что на пустынном берегу океана где-нибудь на краю света, глядя на океанские волны, размеренно набегающие на берег, как и тысячи лет назад.

День последний. ДВЕСТИ МЕТРОВ ДО ВОЙНЫ.

     Ранний подъем с первыми лучами солнца, быстрый завтрак и спринтерские сборы лагеря.
     Прошедшая ночь хоть немного восстановила силы. Оставляем вещи на гребне хребта и налегке с почти пустыми рюкзаками начинаем движение вверх по нему. Штормовая одежда, вода, аптека, еда на перекус и металлоискатель - вот и вся наша поклажа. Время пошло.
     Сегодня наш путь по гребню наверх. На нем воевали, это совершенно точно. Правда, ввиду труднодоступности, сведения о боевых действиях на этом участке крайне отрывочны и фрагментарны как в исторической литературе, так и в боевых документах РККА.
     Этот гребень расположен в стороне от бывших туристических маршрутов, а подходы к нему настолько трудны, что он даже для привычных ко всему местных охотников представляет собой небольшой интерес. К тому же, отсутствие на нем мест для выпаса скота исключало всякую возможность присутствия там пастухов. В общем, настоящая терра инкогнита, которую нам сегодня предстоит узнать.







Прикрепления: 5484515.jpg(282.3 Kb) · 3277864.jpg(228.2 Kb) · 5889936.jpg(254.4 Kb) · 7844974.jpg(315.2 Kb) · 4677374.jpg(343.1 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:19 | Сообщение # 9
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн


    Солнце все выше и буквально на глазах тысячи цветов, закрытых ночью, раскрываются на альпийских лугах навстречу его теплым лучам. Гребень все выше. Прямо на нем начинают попадаться снежники. Сначала редко, потом чаще и чаще.





     Довольно быстро проходим место на хребте, до которого мы дошли в прошлом году. И буквально через двести метров после него начинаем находить молчаливые свидетельства событий, случившихся здесь 71 год назад. Вот россыпь наших гильз. С этой точки наш пулеметчик вел огонь выше по гребню. Дальше хребет представляет собой цепь скал, некоторые участки которых приходится проходить лазанием. Среди скал попадаются обложенные камнями норы - ячейки наших солдат из которых они вели огонь и в которых укрывались от непогоды в холодном и снежном октябре 1942 года. В ячейках гильзы от трехлинеек, остатки консервных банок.



Прикрепления: 8849378.jpg(326.6 Kb) · 5118052.jpg(252.2 Kb) · 9346060.jpg(260.1 Kb) · 3297781.jpg(524.2 Kb) · 8436612.jpg(345.1 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:43 | Сообщение # 10
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Неприятный это участок для преодоления. Скалы на нем представляют собой отвесы высотой 10-20 метров. А ниже крутые травянистые склоны с выходами скал. Вроде и не очень высоко, но падать есть куда. Удивительно, как среди этих скал наши бойцы могли на только перемещаться, но и оборудовать укрытия, которые сохранились до наших дней практически без изменения. К слову сказать, это были самые передовые наши позиции.
(Много позже, в процессе изучения немецких боевых документов немецкой горной дивизии, воевавшей здесь, я узнаю, что нашим подразделением по этому гребню было произведено несколько атак. Как это вообще было возможно?)





      Мы и сами не заметили, как пересекли длинный участок гребня, бывший когда-то линией фронта. И уже выше находим другие следы того страшного противостояния. Вот на симпатичном травянистом выступе среди кустов рододендронов едва заметный окоп немецкого пулеметчика. С этой точки хорошо просматривается весь лежащий ниже гребень. На снимке пулеметный окоп в левом углу.
     А вот на осыпи среди камней настрел другого егерского пулемета. Это был очень нечастый на войне случай, когда наши и немцы со-шлись на одном гребне и ни одна из сторон не могла сдвинуть противника с него.



     Сергей уходит ниже по склону к едва оттаявшему среди снега озеру, в котором снега и плавающих глыб льда пока что больше, чем воды. Надеяться на то, что на берегах озера могут находиться какие-нибудь блиндажи не приходится: озеро полностью простреливалось обеими воюющими сторонами. Снег и лед в озере Сергея мало смущают. Он просто раздевается и голышом лезет купаться в озеро, обдирая ноги об лед на его дне. А выкупавшись, решает простирнуть имеющееся в наличии, то есть на себе, бельишко. Такой уж он человек, Сергей. Реку или озеро не пропускает. Температура воды значения не имеет. Ну и пусть ныряет. Главное, чтобы не вынырнул в каком-нибудь 1942 году, как герои известного фильма про копателей. Места тут глухие. И не в такое поверишь. Если присмотреться, то в озере на снимке можно рассмотреть Сергея.

 
     Ну а пока он полощется в озере, я решаю возвращаться и, спустившись с хребта метров на 50, иду вдоль по склону ниже скал обратно, помахивая металлоискателем. Склон в этом месте представляет собой снежные поля с участками оттаявшего грунта и камней. Вот этих оттаявших мест я и старался держаться. Мощный сигнал остановил меня.



Прикрепления: 3884612.jpg(235.7 Kb) · 3034392.jpg(274.5 Kb) · 0545654.jpg(387.4 Kb) · 2156544.jpg(149.8 Kb) · 8843570.jpg(365.7 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:54 | Сообщение # 11
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Вот оно, стойбище егерей. Патроны, люверсы от цельта (плащ-палатки), колышек от него же, банки из-под таблеток марш – гетранка (быстрорастворимые таблетки для приготовления лимонада), остатки пулеметного патронного ящика, часть пенала от трехлинейки и, что неожиданно, магазин от СВТ (винтовки Токарева). 
     После мощного сигнала на краю площадки под большим камнем обнаруживаю стопку сплющенных консервных банок, заложенных ту-да культурными егерями. Молодцы, что скажешь. Оккупанты, а отношение к горной природе, как у себя в Альпах. Нам учиться и учиться.



     Трехлинейку, очевидно трофейную, они просто выбросили вниз с площадки, разрядив ее. Судя по магазину, где-то рядом находится и СВТ, но она, скорее всего, еще под снегом. Во всяком случае, на оттаявших участках ее нет. Блиндажей здесь егери не делали. Выше скал на гребне у пулемета дежурили наблюдатели, а свободные солдаты размещались на площадке под скалами и выходили наверх в случае нашей атаки.
     Ставим найденную «треху» под скалу на площадке для будущих поколений поисковиков. Кому-то будет счастье.
     Пока Сергей шел от озера ко мне, он нашел большую площадку дальше по ходу нашего движения, опять же под скалами. Она полностью завалена снегом. Ниже ее выкапываем несколько консервных банок. Сдается мне, что здесь обосновались минометчики егерей. Но обследовать ее под таким слоем снега бесполезно и мы покидаем площадку до лучших времен.
     Ниже площадки на одной из проталин обнаруживается катушка связи вместе с проводом, очевидно для связи минометчиков с корректировщиками. Катушка очень «убитая», оплетка провода тканевая и почти разложилась. Сам провод стальной. Оставляем на месте.
     Продолжаем возвращаться назад в сторону наших позиций. Сначала на склоне названиваются наши трешные патроны, ниже обнаруживаем остатки солдатского сидора с пеналом от трехлинейки. Но и все на этом.





     Продолжаем движение. И тут мне попадается нечто такое, чего никак не ожидал обнаружить в таком месте. Наконечник стрелы какого-то древнего охотника. Он хорошо сохранился. Сколько лет он пролежал на этой высоте - неведомо, но эти охотники неслабые были ребята, если забирались сюда поохотиться при том снаряжении и той одежде, которые были у них по тем временам. И, видимо, не только за куском мяса они сюда забирались - могли бы и внизу добыть спокойно при том количестве живности, которая тогда была. Альпинисты - романтики, родственные души.
     Ближе к нашим позициям обнаруживаем несколько егерских площадок, обложенных камнями. Но егери быстро отсюда ушли. Консервных банок мизер, а хлама вообще никакого. После того, как наши подтянули минометы, баварские парни предпочли подвинуться под прикрытие скал.
     Двигаться обратно по хребту со скалолазанием на скальных участках нам очень не хочется и мы предпочитаем обойти скалы на хребте ниже, двигаясь параллельно гребню хребта.



     Здесь намешано много камня и снега и все время приходится что-то преодолевать. То осыпи, засыпанные снегом, то снежные кулуары между скал. Круто, есть куда падать, а покатушки по снежно-скальному кулуару с вылетом на валуны внизу удовольствие чреватое, поэтому движемся очень осторожно.
     Когда решаем, что уже обошли скалы на гребне, начинаем выруливать вверх на гребень. Причем, Сергей предпочитает в своей манере подниматься вверх по склону прямо в лоб, а я пытаюсь двигаться траверсом (наискось) вверх с постепенным набором высоты. И через минуту после того, как мы расходимся, раздается удивленный возглас Сергея. По его словам, увидев лежащую на склоне железяку, он сначала подумал, что это кусок кардана от машины. "Откуда здесь машина?"- это была следующая мысль. "Это стойка шасси от самолета", - мысль третья.
      Но это было не то и не другое. На склоне лежала шайтан - труба калибра 50 мм. Отечественный ротный миномет образца 1940 года. Последнее по снимкам уточнили уже дома. Плиты и двуноги не было. И времени их поиски тоже не было.

 


Прикрепления: 6097468.jpg(324.7 Kb) · 5017996.jpg(256.3 Kb) · 4754838.jpg(338.7 Kb) · 6010569.jpg(320.5 Kb) · 6192862.jpg(393.3 Kb)


Хожалый
 
Александр МирзоновДата: Среда, 13.04.2022, 23:56 | Сообщение # 12
Группа: Проверенные
Сообщений: 52
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Забиваем точку на GPS и продолжаем двигаться по хребту. День стремительно убывает, а мы все еще намного выше зоны леса. Но на этом сюрпризы этого дня не заканчиваются. Не прошли по гребню и сотню метров, как напарываемся на нашу минометную позицию. 12 мин калибра 82 мм. с одной стороны ямы и еще 4 штуки с другой.


     Дно ямы завалено камнями. И уже совершенно нет времени заниматься осмотром позиции. Если бросили боекомплект, то могли и саму трубу где-то рядом бросить, но это уже тема будущей экспедиции. Как мы проскочили это место на утреннем пути вверх, для меня остается загадкой. Мины на позиции, а, возможно, и сам миномет были брошены нашим подразделением в середине октября 1942г. после мощных снегопадов с метелями, когда подразделения РККА были вынуждены спуститься с хребта ниже в зону леса. Это отмечали немецкие наблюдатели. 
 
     Мы слишком хорошо представляем, что такое ломиться в темноте через лес, по которому мы вчера поднимались. И поэтому, захватив свои вещи сложенные еще утром под гребнем, чуть ли не бегом наворачиваем вниз. Несколько часов забега между деревьями и мы, совершенно измочаленные, при свете налобных фонарей выруливаем на нашу стоянку. Этим все и заканчивается. Обрадовавшийся нашему приходу Седой разогревает давно остывшую кашу. 
     Достойное завершение нашей экспедиции. Один день, всего один день, который дал понимание о боевых действиях на очень малоизвестном участке. Дальше работа с документами, анализ увиденного и найденного, новые планы на следующее лето.
     Приходить в себя мы будем уже на следующий день в машине по дороге вниз. Вот и все. Завтра домой!


Прикрепления: 5058389.jpg(567.7 Kb)


Хожалый
 
Форум » Битва за Кавказ » ДНЕВНИКИ КАВКАЗСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ » ИЮНЬ 2013
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Администратор сайта
Николай
город Ставрополь
Россия



website_33@bk.ru
На карте
sample map