Главная » Статьи » ВОВ

АВТОРСКИЙ ОЧЕРК "ЦВЕТЫ НА МОГИЛУ ОТЦА"

ЦВЕТЫ НА МОГИЛУ ОТЦА

 

Минометчик Василий Рыбин погибнет в первый день войны, и только через сорок лет дочь солдата сможет возложить на его могилу цветы.

Ей всегда казалось, что отца она помнит живого. Они едут на повозке по степи, он прижимает ее, совсем еще крошечную, к груди и шепчет ей на ушко, согревая дыханием: Доченька моя маленькая, помощница ты наша…»

Уже повзрослевшая Лариса расскажет бабушке о своем детском впечатлении, и та подтвердит, что все так и было- отец действительно не выпускал дочь из рук до самого военкомата и слова говорил именно такие…

Но разве способно сознание двухлетнего ребенка что-то запомнить? Может, все это она когда-то себе придумала, а бабушка не стала ее в том разуверять.

В детстве все ее мечты были только об отце, ими она просто жила. Вглядываясь в его армейскую фотографию, которую он успел прислать семье перед войной, маленькая Лариса в подробностях рисовала встречу с ним, представляла, как будут они жить счастливо, и как вечерами он будет забавлять их игрой на балалайке,- это, по рассказам родных, отец делал довольно искусно.

Как же завидовала Лариса своим сверстникам, у кого отцы в победном 45-м стали возвращаться домой. Сколько было пролито детских слез! Она готова была отказаться от любых гостинцев, лишь бы только увидеть его живым, пусть даже калекой, каких в то послевоенное время было множество.

Но время шло, а отца не было. На все мамины запросы приходил один и тот же ответ: «…Ваш муж старший сержант Рыбин Василий Кириллович, находясь на фронте, пропал без вести…»Став уже взрослой и выйдя замуж, Лариса однажды услышала по радио выступление писателя Сергея Смирнова, занимавшегося в начале 60-х поиском героев Брестской крепости. Он просил откликнуться участников обороны и родственников погибших бойцов, приглашал всех на торжества по случаю 20-летия начала войны.

На семейном совете решили: нужно ехать. Ведь оттуда, из Бреста, было его последнее письмо.

-Снарядили мы тогда маму, -Вспоминает Лариса Васильевна, - Я хотела тоже, но куда с маленьким ребенком поедешь. Да и если честно, мне было отчего-то страшно. Может, боялась расстаться с надеждой, что папа жив…

Полина Васильевна вернулась из поездки поседевшая, и что еще заметила Лариса, стала часто плакать, чего раньше за ней не наблюдалось. Неохотно она рассказывала дочери об увиденном – жалела ее. Но та и сама догадывалась, глядя на привезенные из Бреста опаленные огнем камни, в каком кошмаре находились наши бойцы и ее родной отец. Выбрался он из него или нет, тогда они еще не знали.

После той поездки завязалась у Рыбиных переписка с брестскими музейщиками, с участниками обороны Бреста. Десятки писем со всех концов страны полетели в их дом. Каждому написавшему хотелось хоть чем-то помочь в поисках родного человека. О тех временах Лариса Васильевна рассказывает с умилением:

-Еще живы были обычное человеческое сострадание, сопереживание. Люди готовы были помогать друг другу совершенно бескорыстно…

А потом поездки в крепость стали регулярными. Каждый из семьи Рыбиных, хотя бы раз, да побывал на белорусской земле. Когда пришла пора служить в армии внуку Василия Рыбина, он, конечно же, попросился в Брест. Названный именем геройского деда внук не посрамил его чести – служил достойно.

Многочисленные встречи с защитниками Брестской крепости, с родственниками погибших бойцов, сама атмосфера, царившая на устраиваемых торжествах – все это укрепляло надежду на положительный исход долголетнего поиска.

И вот в один из весенних дней 1982 года в нальчикскую квартиру Рыбиных постучал почтальон с вестью: нашлись очевидцы гибели отца. На встречу с ними отправились всей большой семьей, каждому хотелось поклониться праху Василия.

Со слезами слушала Лариса Васильевна рассказ однополчан. Веселым и общительным запомнился отец старшине Могилеву и рядовому Смородину. Припомнили они и достаточно важную деталь, известную родным: Василий играл на балалайке только левой рукой. О последних минутах жизни отца поведал Петр Антонович Белан. Он видел, как раненый в руку и ногу Василий Рыбин продолжал командовать своими подчиненными. Минометчикам удалось уничтожить наведенный гитлеровцами понтонный мост через реку Муховец. Это позволило на какое – то время ослабить натиск атакующего противника. Во второй половине дня немцы подвергли массированному обстрелу позиции 335-го полка. Одна из мин угодила в расчет Рыбина – погибли все семь человек. Произошло это в первый день войны.

А потом однополчане показали место, где минометчики приняли смерть. Возлагая цветы, Лариса Васильевна, как, наверное, и каждый из родственников, впервые за долгие годы испытала душевное облегчение от мучившей безвестности.

Днем позже на братском захоронении на одной из плит вместо слова «неизвестный» появилось еще одно имя – имя героического отца.

 

 

Автор:  ЮРИЙ СМИРНОВ-СОЧИЛИН. 2005г.

Категория: ВОВ | Добавил: Nikolka (22.07.2019) | Автор: ЮРИЙ СМИРНОВ-СОЧИЛИН
Просмотров: 30 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Администратор сайта
Николай
город Ставрополь
Россия



website_33@bk.ru
На карте
sample map